Статьи

Композитор Максим Дунаевский: «На Юго-Запад Москвы я переехал из центра»

Фото: Алексей Витвицкий
Композитор  Максим Дунаевский: «На Юго-Запад Москвы я переехал из центра»

Житель Обручевского района, знаменитый композитор Максим Дунаевский, рассказал, за что любит родной округ.

«Здесь приятно открыть окно»

Максим Исаакович, каждый раз, когда мы с вами договариваемся об интервью, местом встречи вы всегда назначаете «перед Театром Джигарханяна». А потом в ближайшем кафе мы садимся разговаривать за чашкой кофе. Видно, что всё в округе для вас своё, родное. Расскажите, пожа-луйста, как обосновались в Юго-Западном округе, чем вам дороги эти места?

– Мне нравится Юго-Запад Москвы, я сюда переехал из центра. Раньше я любил центр, но потом лично для меня он стал невыносим. Мне начало казаться, что для нашей семьи жить в нём стало бесполезно и бездарно. В детстве я проводил 80% времени во дворе с детьми, своими друзьями. Тогда у большинства домов были дворы – так же как и в Питере. А когда часть дворов в тех местах в центре, где мы жили, оказалась закрыта или не интересна для подростков и я увидел, что мои дети целыми днями сидят дома, – решил, что им просто некуда пойти погулять, и понял: всё, надо оттуда переезжать! И мы переехали в район Ленинского проспекта.

Какие были первые впечатления от жизни в Обручевском районе?

– Восхитительные! Рядом рощи, парки, высокие деревья. Поселившись на улице Новаторов, я радовался: о, какой дом, с каким видом, с моего этажа видны сады, деревья цветут, сирень! Рано утром открываешь окно– птички поют. Соловьёв, правда, не слышал в последнее время – если только воробьёв.

ЮЗАО остаётся одним из самых зелёных округов столицы. Есть у вас здесь любимые парки?

– Я люблю Воронцовские пруды – они совсем рядом со мной. Часто бываю, гуляю в Воронцовском парке.Я знаю: если удаётся сохранить старое дерево –  это очень здорово. В Германии, например, очень следят за зелёными насаждениями. Как сами немцы смеются: если стоит старое дерево, а нужно строить дом, его построят вокруг дерева. Люди не дадут его срубить никогда. Я очень люблю старые деревья – именно поэтому меня всегда влечёт в Нескучный сад, который действительно остаётся в первозданном состоянии, что очень ценно.

Фото: Алексей Витвицкий

Самые близкие сердца

Знаю, что ваша двоюродная сестра жила тоже в районе Ленинского проспекта.

– Это моя двоюродная сестра по маминой линии – Лия Померанцева. Я её нежно любил. Она всегда оказывала на меня самое большое влияние – даже в то время, когда ещё моя мама была жива. Она помогала мне во всём, я ей показывал то, что написал. После смерти мужа Лии я был для неё самым близким человеком, а сестра для меня была самым близким человеком после мамы. Я Лию даже поселил неподалёку – купил ей квартиру на Ленинском проспекте рядом со своим домом. Мнение Лии я очень уважал. Она была очень деликатная, тонкая. Очень любила всех моих друзей, а они – её.И я, и сестра – мы оба были «совы». Поэтому для нас просидеть до утра ничего не стоило, это было в порядке вещей. Мы рассказывали что-то друг другу, делились мыслями. Сестра умерла в очень пожилом возрасте, почти 80-летней.

Когда сестра ушла, появился кто-то, кому вы можете так же доверять?

– Пожалуй, нет. Жизнь распорядилась так, что подобные люди рождаются редко. Мама ушла, сестра ушла – больше нет людей, которым я мог бы доверить про себя всё-всё абсолютно.

Ваш отец – великий композитор Исаак Дунаевский, написавший музыку к легендарным советским кинофильмам «Весёлые ребята», «Цирк», «Волга-Волга». Каким вы его запомнили?

– Я провёл с папой только первые 10 лет моей жизни, увы, дольше не получилось – смерть помешала. Но я видел его невероятную любовь к моей маме. Постоянная, ежедневная забота, нежность, восхищение – вот это мне запомнилось навсегда. Моя мама, балерина Московского театра оперетты Зоя Ивановна Пашкова, часто мне говорила, что она была счастлива с отцом. Настолько, что потом, после его смерти, она никак не могла войти обратно в эту жизнь, не могла смириться, что его больше нет рядом.

Фото: Геннадий Усоев

Про любовь и ресурсы

На днях вам исполнилось 76 лет. Взор горит, Дунаевский полон планов, активно работает. В чём вдохновение черпаете, Максим Исаакович? Я к тому, что вы дадите фору многим 30-летним, у которых глаза потухшие.

– Мне кажется, что бы я ни сказал, всё будет не то. Я глубоко уверен: в каждом человеке есть определённый ресурс этих жизненных сил. У кого-то он очень большой и запас постоянно пополняется. У кого-то – нет и энергетический запас быстро заканчивается. Вы говорите: в 30–40 лет взгляд потухший – значит, слишком маленький был ресурс. Хотя есть и другая причина – глубокое разочарование, острое ощущение своей ненужности в этом мире. Такое тоже может быть – и человек в таких случаях теряет почву под ногами. Но вернёмся к вашему вопросу. Если в человеке есть огонь, то он горит. Искусственно огонь ничем не разбудить – ни романами, ни продвижением по службе, ни деньгами – ничем. Оно есть или нет, вдохновение так называемое.

То есть, даже когда вы влюблены, это не дарит вам вдохновения для творчества?

– Я помню, как пришёл студентом первого курса на занятие к профессору, композитору Дмитрию Борисовичу Кабалевскому, и сказал, что не подготовился сегодня. Он спросил: «Почему, мой друг?» Я объяснил, что влюбился в одну девушку, каждый день жду её. Она возвращается каждый день то ли из школы, то ли из института и совершенно не обращает на меня внимания. На что он сказал: «Запомни, настоящего художника стимулируют не только радостные события в жизни, но и трагедии». Вот и ответ. Так что и счастье, влюблённость или, наоборот, драма и трагедия могут быть стимулом для творчества.

Вы сказали, что «сова». Пишет музыку Дунаевский тоже ночью?
– Да. Но не столько из-за того, что ночью лучше пишется или приходит какое-то особое вдохновение. Просто ночью никто не мешает.

Досье

композитор ипианист, народный артист РФ.

15 января артисту исполнилось 76 лет. Мэр поздравил его словами: «Обладая огромным композиторским талантом ивысочайшим профессионализмом, вы по праву завоевали широкое признание в нашей стране и за рубежом».

Автор музыки более чем к 60 фильмам: «Д’артаньян и три мушкетёра», «Ах, воде-виль, водевиль...», «Карнавал», «Трест, который лопнул», «Мэри Поппинс, до свидания» и др.

Известен и музыкой к эстрадным песням. Самые популярные из них– «Городские цветы», «Всё пройдёт – и печаль, и радость», «Листья жгут».

ОЛЬГА ШАБЛИНСКАЯ

Последние новости